ДЛя связи: manager@yazov.info

Евгений Язов

Официальный творческий ресурс
Автора Евгения Язова

Находится под управлением Творческого Объединения "Виноградарь"

София

Тихая ночь разбудила туман
На перекрёстке холодных дорог,
Нежною девой в небе луна,
Север померк и потёк ровный слог.

В голосе тьмы мы с тобою вдвоём,
Я и печальной арфы мотив,
Слогом своим разжигаем огонь,
И вдалеке еле слышим призыв.

Тропы в ночи как колдовством,
Скрыты от нас словно саваном грёз,
Струи дождя как будто огнём,
Жгут наши сны в перекат наших слёз.

Голосом леса звучит пустота,
Пламя не греет в костре наших дум,
Капля по капле минуют века,
Как слоги поэмы в плену этих струн.

Ведьма в глуши напустила туман,
Тропы сокрыла, и выхода нет,
В тёмных холмах как будто от ран,
Стонет река, поглотив в себе свет.

Нежною музыкой слоги текут,
И зажигают в ночи светляков,
В небо взойдя, они звёзды сплетут,
И создадут нам облачный кров.

Нужно всегда вспоминать об одном,
Что напевал нам древний поэт,
Песнею вечной, как колдовством,
Мы сможем спастись, если выхода нет.

И утром седлая гнедого коня,
Мы вспомним, как ночь охлаждала нам кровь,
И встретим восход нового дня,
Узнаем, что есть вера, надежда, любовь.

Евгений Язов

08.10.2021
Безжалостная красавица

Нектаром долина полна серебряных рос
В объятьях холмов,
Вуалью стекает она, по зелени трав
В разлив родников.

Камыш склонился к воде в печали своей
Нашёл свой приют,
Он в скорби сохнет во тьме, своих тайных дум,
Птицы здесь не поют.

Тропы не видя, бредёт, безжизненно бел
Печален и строг,
Рыцарь, с тоской на челе, мимо путей,
Мимо торных дорог.

Его разум ищет приют, вне мира живых
В тумане баллад,
Где его любят и ждут, а здесь иссыхает,
Как брошенный сад.

Что же ты, рыцарь во тьме не слышишь живых
Укрыт вечным сном?
Чем удручён, что ж в тоске, ведь амбары твои
По́лны всяким добром?

Я вижу на бледном челе твоём, лилия спит,
А очи в росе.
И роза вянет в руках, а боль на устах,
И ты как во сне.

Я вижу в омуте глаз твоих пустоту
Далёких миров,
Блуждаешь один в своих снах, забыв отчий дом
И собственный кров.

Из чаши волшебной испил, ты аромат
Ажурных долин,
Скажи теперь, верный друг, кто тебе брат,
А кто господин?

Я встретил даму в лугах, прекраснее фей,
Волшебней луны.
Как лёгок был её шаг, и в шёлке волос,
Нежен был её лик.

Горяч и безумием взгляд полон огня
И трепета звёзд,
Сама же светлее дитя, я сплёл для неё
Венок спелых роз.

Я сплёл из трав полевых, ей пояс мольбой,
И строками баллад,
А от лугов вековых, благоуханный
Я взял аромат.

По золоту длинных волос я заплетал
Мечту и зарю,
А в нежные песни её, по шёлку поэм
Я вплёл душу свою.

Она же взглянув на меня, как будто любовь,
Подарила и вдруг,
Дала мне частицу огня, своих ясных глаз,
В томление вздохнув.

Её усадил на коня, на своего
И лугами повёл,
И боле не видел уж я вокруг ничего
Лишь взирал на неё.

Она заполнила всё и песней своей,
Той, что феи поют,
Приворожила меня, сиянием глаз
И движением губ.

Она угощала росой меня, мёдом с полей,
Тем, что нимфы лишь пьют,
И у дубовых корней, чистотою своей,
Дала вечный приют.

На неземном языке ворковала она
Разжигая в крови
Пламя и в нём я сгорел, ведь нет ничего
Светлей этой любви.

Она увела за собой в свой тайный грот
У эльфийских холмов,
И там лились слёзы рекой, в нежных речах
За пределами слов.

И я короновал, очи её
Поцелуем своим,
Ведь я, не ведал, не знал, что безумием тем,
Стану я одержим.

И там усыпила она меня в тишине
Как среди облаков,
В глубинах безумного сна, последнего сна
Из числа моих снов.

На склонах холодных холмов я зрел королей
И знатных вельмож,
Бледных во тьме своих снов воинов, пажей,
И взяла душу дрожь.

Они шептали во тьме: «Беспощадная дама
пленила тебя»,
И в сумерках виделось мне, истощённых их глаз
Пустота без огня.

Я слышал, они говорят устами без жизни
Что там, где любовь
Фей, чьи очи горят, то там только блик,
Над быстрой рекой.

Нектаром долина полна серебряных рос
В объятьях холмов,
Ах, сколько же рыцарей здесь, бродит в лугах
Среди блеклых снов.

Евгений Язов

08.10.2021
Элегия

Мне бы родиться в солнечном свете,
В зарослях хмеля и душистых трав,
Чтоб, обернувшись парчою рассвета,
Хрупким аккордом уснуть на ветвях.

Чтобы сомкнули в созвучии дивном
Неба безбрежного в ветхости строк,
Вирши, волшебной дорогою длинной,
В устах менестрелей найдя свой исток.

Где след твой спрятала ночь,
Взор твой сокрыла луна,
Где, истекая балладами рощ,
Звучит одиноко струна…

Мне бы расправить крыла в синем небе,
В стаях пернатых, что музыку вьют,
Чтобы проникнуть сквозь время и ветер
И в сладких устах обрести свой приют.

Чтоб ароматом по пустошам мирным,
Где вереск разросся у древних дорог,
Пролиться слезою на тверди долины,
Той сладкой росы, что питает росток.

Где след твой спрятала ночь,
Взор твой сокрыла луна,
Где, истекая балладами рощ,
Звучит одиноко струна…

Мне бы пропеть сладкозвучною лютней,
И к локонам строф поцелуям припасть,
Как песней в ночи, на устах девы юной,
Лунным сиянием теплится страсть.

Чтобы с ночными туманами вместе,
Всхлипнуть росою мир сластью сокрыв,
И нашептать барду хрупкому песни,
В которых герои стоят средь живых.

Где след твой спрятала ночь,
Взор твой сокрыла луна,
Где, истекая балладами рощ,
Звучит одиноко струна…

Евгений Язов

08.10.2021

Ольга Лиходед Кочетова

Источник: stihi.ru
ОЛ

Уважаемый Евгений! Какую красоту вы создаете! Сколько за вашими стихами знаний о живописи, столько интересных картин и художественных полтен и стихотворных образных! Уникальная задумка! Вот бы вам это все передать в музеи, где хранят эти картины!

Читать все комментарии
Лампада

Я – лампада, что дланями света
Раздвигает украдкой покровы
Темноты изумрудного луга
В звёздных копях великого бога.

Кто возжёг меня лёгкой рукою,
Средь дубов и тисов могучих,
Что усыпаны звёздной пыльцою,
Отражаются в росах колючих?

Я – лампада, что дремлет под сенью
Вековечных мечтаний деревьев,
Кротко тлея, рассеяв тени,
И тому, кто зажёг меня, внемлю.

Кто мне свет подарил в гуще леса,
Оградил от ветров мою хрупкость,
В сени крон серебряных подвесил,
И продлил на века мою юность?

Был я светом и в лютых пожарах
Был искрою, рождённой молоньей,
Был дождём, что грозу породивши
Раскурил пожарами склоны.

Но прежде, чем в небо ворваться,
На крылах ветров неуёмных,
Чтобы стать грозою, я знался,
Паруса наполняющим, штормом.

Порождён был словом волшебным,
Чародея, рождённым холмами,
Ведь нужда ему вышла лампаду,
Породить среди крон над лесами.

Обратившись к соседям добрым,
Вышел он на берег скалистый,
И запел своим голосом звонким,
И возник от того ветер чистый.

Ветер в шторм обратился, а после,
Поднялся на крыльях до неба,
И сорвавшись с небесных чертогов,
Ударился оземь, стал светом.

Пламя ризой пурпурной пустошь
Охватило. Жаром и пеплом,
Храня в себе вечную душу,
Грозы и бескрайнего неба.

Но от первой искры, что с неба,
Сорвалась, не моля о пощаде,
Чародей взял пригоршню света,
Передав её силу лампаде.

И теперь я горю в тайне ночи,
Среди рощ и в дубраве великой,
И живущим в холмах народам,
Свет дарую в пустошах диких.

Евгений Язов

08.10.2021
Пикты

Как из серого камня
Холодной десницей ветров,
В объятьях туманов,
На тверди лазурных лугов.
Возвысилась память,
Курганом зловещим во тьме,
А в сумерках камни,
Ей вторят в промозглой земле.

Под гнётом былого,
Старик седовласый бредёт,
Он чинно и строго,
Ступает по травам и ждёт,
Свой путь прекратив,
И присев на камень сырой,
Он всё ещё жив,
Но мёртвому равен порой.

Он в грёзах своих
Несётся опять сквозь века,
Как будто живых
Видит мёртвых и тишина,
Белым туманом
Разлившись по миру живых,
Вечностью стала,
На прядях морозно-седых.

Он помнил былое, –
Могучих и стойких людей,
У самого взморья,
Он помнил полёт кораблей.
У стен крепостных,
Слышал зов и словно роса,
В песнях живых
Текли мертвецы в небеса.

И реками крови,
Исторглись луга и холмы,
За правду и волю,
Шли войны далёкой страны.
Страны, что стоит
На самом краю всех преград,
А дальше лишь лёд
Лишь волны, камни и хлад.

Земель, о которых
Нам даже помыслить нельзя,
И взморье подковой
Хранило мир льда и огня.
И не было дальше,
Ни стран, ни народов иных,
И только на грани,
Причалы последних живых.

И роды, что дали,
Великих творцов-королей,
И воинов в стали,
И праздники вечных огней.
Хранители света, –
Народы, которых уж нет,
Ушедшие в лету,
В море кровавых побед.

Окрасив охрою,
Тела свои, вышли на бой,
Исчезли во мраке,
Все тайны забрали с собой.
И только остался
Волшебных туманов разлив,
В которых вплетался,
Безмолвием древний призыв.

Курганы и камни
Хранят его в вечности сна,
И временами
В тумане баллада слышна.
О воинах павших,
Красавицах и королях,
О вереске, ставшем,
Памятью в тех бурных днях.

Старик покачнулся
И светлые очи открыл,
И ворон вернулся,
Что всё время кружил.
Пускай вспоминают
Мир, где пламень и лёд,
Сошлись и родили
Вересковый мёд.

Евгений Язов

08.10.2021
Барддас

Здесь под сенью листвы
благоухают луга,
Здесь у ручья были мы
и встречали века,
Они текли за холмы изумрудом и песни свивали о том,
Что не вечны огни на земле, а жизнь не больше, чем сон.

Мы жили здесь тысячи лет,
но время придёт уходить,
Погаснет в глазах наших свет,
жизнь, увы, не продлить.
Мы выбираем дороги на запад, а запад спешит на восток,
Так возьми, верный друг, хрустальную арфу и вспомни исток.

Мы полетим песне вслед,
вслед ветрам за холмы,
Огнём, наполняя рассвет,
рассеивая бархат тьмы.
То, что спевалось веками доселе, то мы с тобой пропоём,
И будем кружить среди звёзд и созвездий, и вернёмся вдвоём.

А ныне в зелёных ветвях,
тает блик нежной луны,
В нами рождённых огнях,
туманные тропы видны.
Они нас ведут в наших мыслях бездонных на край бесконечной земли,
Выводят к тропинке у мерных потоков надежды и вечной любви.

Евгений Язов

07.10.2021
Чужестранец

«Я чужестранец, пришелец [здесь]» (ek aljamarkiR (baijsR)
Надпись на ритуальном (священном) камне
Корстад, Норвегия

Я чужестранец, я пришелец тут,
Воитель павший, вторгшийся в чертоги,
Где стрелы пением своим зовут,
Где воды неба заливают в них пороги.

Я здесь незримый, я всегда чужой,
Слепой охотник, что отстал от руно-армий,
Мне не найти среди людей покой,
Пристан мне в вязи на камнях, в их тайне.

Я меды славы, сон, источник страха,
Я место то, где чародей вершит свой слог.
Шлем ужаса, сокрытый слоем праха,
Мне нет прощения, меня низвергнул бог.

Я странный вкус, хмельной пророк,
Я смешан с доблестью, я тинг великой славы,
Я переполнен заклинаний, что извлек,
Бесшумным шепотом ведун, окрасив ставы.

В суме холщовой, где в камнях ветра,
Я песнь мужества и тех, кого возносят девы,
Здесь много ставов добрых ведовства,
На волчьем когте и на шкуре лап медведя.

Неси мой эль бесславный пилигрим,
Взалкай девица «шип», что режет чародей,
Я в сирых пустошах усну на век один,
Не познанный толпой, незримый для людей.

Евгений Язов

07.10.2021
Ностальгия

Быть может где-то на краю земли,
Где реки ниспадают небесами,
Где розы не цветут уж, отцвели,
А звездный свет рассыпался мечтами.

Где поцелуем нежным легкий бриз
Касается седых волос тумана,
Где нам мерещится, что падаем мы вниз,
А сами попираем день крылами.

Где морем пенный солнца свет с утра,
И лунным штилем, ночи бесконечны,
Где изумрудной свежестью трава
Под тяжестью росы лежит беспечно.

Быть может где-то на краю земли,
Где дуба корни достигают бездны,
Где кланяются ветру ковыли,
А мир людской отсюда зрится тесным.

Где бредит сонно лес и грезит лунь,
Среди камней ручья изящной песней,
Где венчан равноденствия канун
Сияния луны дыханьем вечным.

Где вера – ветер, что терзает паруса,
В надежде к берега пристать скалистым,
и успокоится, как на листве роса,
В лесах угрюмых, в землях этих мглистых.

Где слово – явь, а мысль есть приют,
Речей поэта, что любовь свивают,
Баллад, в которых рыцари живут,
И дев прекрасных честь оберегают.

Они уходят в дальние леса,
Дабы укрыться от очей пугливых,
Простых людей, что верят в чудеса,
Но не приемлют, коль волшебства живы.

Где с девами из песен и баллад,
Уходим ночью тихою тропою,
Дабы узреть и посадить свой сад,
Пройдя дорогой этой вековою.

Здесь спят дубы, здесь хмурится туман,
Шагнешь в него и в круге очутишься,
Проснешься здесь, оправишься от ран,
И, как лоза, к земле сырой склонишься.

Быть может где-то на краю земли,
Где реки ниспадают небесами,
Где розы не цветут уж, отцвели,
А звездный свет рассыпался мечтами.

Прикрыв свои глаза на краткий миг,
С той стороны узрим мы светоч мира,
Проснемся вновь, минуя сотни лиг,
Туда, где нас соткет поэмой лира.

Евгений Язов

07.10.2021
Озерная дева

В безумии пернатом, облачён
Во хмель росы и пряным ароматом,
Соседствовать вовек с ветрами обречён,
Та̀я отсветом, скрытым ризой сада.

Послушник леса, песен вешних птиц,
Среди камней и трав ручьём блуждая,
Спешу из тишины в приют ночных зарниц,
Молитву над туманом изрекая.

Я был когда-то рыцарем в чести,
Покрытый славой и в огне сражений,
Искал в крови покой и доблести расти
Я помогал водою песнопений.

Доблесть взросла, как кипарис, и вот,
Взобрался я по ней до царств небесных,
И вижу у ворот, одна, скучая ждёт,
Меня она, как из легенд принцесса.

Я глянул ей в глаза и нету сил –
Лазурь озёр мне чудится, и сердце
Остановилось вдруг, слезами оросил
Я твердь земли и пал у ног принцессы.

Я видел дев в чертогах королей,
Я знал блудниц восточных и простушек,
Но никогда, увы, не видел я очей,
Что так легко заглядывают в душу.

И слава, словно горькая полынь,
И доблесть – фальшь, одно лишь утешенье,
Тонуть в том взоре вновь, бежать в ночную синь,
В очах озёрной девы тихой тенью.

Взлетел над миром отблеском и пал,
В чудесный сад, как ветвь надломлен бурей,
Одним лишь взором глаз, в которых я пропал,
Испив до дна волшебного безумья.

Евгений Язов

07.10.2021