ДЛя связи: manager@yazov.info

Евгений Язов

Официальный творческий ресурс
Автора Евгения Язова

Находится под управлением Творческого Объединения "Виноградарь"

Спящая красавица

В холмах изумрудных у края земли
Где реки полны серебром,
Где небо стекает в ладони долин,
Туманом и млечным дождём.
Где пустоши вереском, словно ковром,
Скрывают оленьи следы,
Вдали от людей на опушке твой дом,
В нём спишь сотни лет уже ты.

За звездным сиянием грезится свет
Вуалью бегущий к земле,
И в зарослях дрока уж тысячу лет,
Никто не ходил по росе.
И косами травы сплелись вдоль реки,
И лишь иногда в темноте,
Заухают совы о вечной любви,
Что только лишь снится тебе.

Была весела ты, когда-то давно,
Нежнее весенних цветов,
А свет твоих глаз дарил миру тепло,
Волшебством лесов и лугов.
Но это волшебство взрастило беду,
Печалью пропела река,
Любой, кто узрел бы твою красоту,
Тот час бы почил на века.

Не ведают смертные в жизни своей,
Такой бесконечной красы,
Не знают их души смятенья сильней,
Того, что родить можешь ты.
Как роза свежа, что растёт среди рос,
Питаясь нектаром святым,
И нежность твоя, лишь причина для гроз,
Не выносима живым.

Господь наделил твои очи и стан,
Такой совершенной красой,
Что всякий узревший однажды тебя,
Убит был бы словно грозой.
Дыханием солнца ты рождена,
Из рос и трав луговых,
Но жить в одиночестве обречена
По вине своей красоты.

Лишь издалека людей голоса
Их песни и смех слышишь ты,
И только лишь камни, холмы и роса,
Твоей любовью полны.
В подгорнем просторе обречена,
Быть печальной словно весна,
Зачем же тебе дана красота,
Когда невыносима она.

Слезою при свете холодной луны,
Молила создателя ты,
О том, чтоб творец и света, и тьмы,
Избавил от красоты.
И сжалился он однажды в ночи,
И грёзы наслал на тебя
В потоке времён, как пламя свечи,
Спит твоя красота.

И может когда-то, родиться на свет,
Поэт, художник и плут,
Который способен не умереть,
Узрев твою красоту.
Тогда поцелуем разбудит тебя,
И ты обретёшь, наконец,
Любовь, коей грезишь на дне того сна,
Что дал как спасенье творец.

Евгений Язов

07.10.2021
Валинор

Где свет смыкается с росой
Среди незримых троп,
Вуалью изумрудных крон
Бриз свои песни вьёт.
Где солнца свет целует луг
И нежный аромат,
Бежит ручьём среди камней
В слова моих баллад.

Где тихий сон хрустальных скал
Звучит, как лунный свет,
И два оленя по тропе
Идут, ступая в след.
Где на краю ночных небес
Сияют две звезды,
Лазурью вьётся в тишине
След лунной борозды.

Где нет тревог и бриз морской
Ласкает край земли,
Десницей белой, день нальёт
В бокал ночной росы.
Где лебедей святых полёт –
Скитальцев-кораблей,
Всегда причал спокойный ждёт
Жемчужиной морей.

Где нити света ткут туман –
Покров долин и гор,
Скрывая это вечный мир,
Застлав нечистый взор.
Где нет забот и чистота
Замкнёт вселенский круг,
И бродит в праздности весна
Вдали житейских вьюг.

Где птичий щебет вьёт коралл
Зорь утренних тепло,
И льётся с чаш небесных мёд
На тверди облаков.
Где тем приют, кто чист душой,
Среди камней и трав,
Им вечно жить вдали от глаз
В словах моих баллад.

Где дышит вечностью земля
Опорой для небес,
Поэтов бывших среди нас
Здесь обессмертит лес.
Где ожерельем звёздным сны,
Во снах приют любви,
Там мы с тобою, верный друг
Окончим свои дни.

Евгений Язов

07.10.2021
Мертвые холмы

Сердце леса – малое дитя,
Хрупким изумрудом в кронах тихих,
Шепчет травами и песнями ручья,
Древний миф среди туманов диких.
Чуть укрыв собой живую твердь,
Корни сосен, словно бы в ладонях,
Поднимают из подземных недр,
Серебро ключей на дивных склонах.

Вьются и поют ключи в ручье,
Русло торя средь корней могучих,
И амброзией стекаясь в глубине,
Сединой туманов гладят кручи.
В седине туманов зрим тогда,
Светлые холмы в потоках света,
В тех холмах, жемчужные врата,
Словно в мороси, в слезах букеты.

И тропа бежит, скользит лозой,
Сквозь туман и гроздью виноградной,
Рассыпается у тех ворот росой,
В чашах изумрудных, благодатной.
Рыцарь, зри, тропу среди ложбин,
В лунный блик огам хвои и веток,
Что сплетаются от множества в один
Вечный знак, бессмертной неги лета.

Ты скользни тропою той, в ночи,
Когда мир омывшись всякой скверны,
Когда лунные прохладные лучи,
Вдруг укажут путь от мыслей бренных.
Ты златою ветвью отвори
Входы в непрозрачные туманы,
И смиренно в них один войди,
В сказочные под холмами страны.

Затаившись в тишине ночной,
Словно зверь, бегущий стрел охоты,
Ты узришь за призрачной чертой,
Фей незримых вечные оплоты.
Затаив дыханье, скрытый тьмой,
Словно мёртвый, но живее многих,
Ты услышишь в чаще вековой,
Песни те, что слышат только боги.

И замрёт вуалью лунный блик,
Ты войдёшь туда, где нет пристана
Смертным душам, и незрим им лик,
Тех покоев, за ночным туманом.
По тропе, пьянящей пуще вин,
По следам оленьим и в тумане,
Ты пойдёшь среди цветов один,
Странник, что вкусил нетленной тайны.

И однажды среди нежных грёз,
Ты узришь её печальный облик,
Пьяный от любви и нежных слёз,
Растворяясь откликом на отклик.
Она выйдет тихо в лунный свет,
Ты растаешь в её томном взгляде,
Рыцарь, ты всего лишь человек,
А она – душа незримой тайны.

С той поры не будет больше сна,
Лишь глаза закроешь — видишь чудо,
Как выходит в лунный свет она,
Прозревая своим взором судьбы.
Так пройдут года, и ты придёшь,
К тем холмам, к которым так стремился,
Где она среди цветов живёт,
Где ты тайны вечной причастился.

Но узришь, что стало с миром тем,
Холм погиб, и вход землёй засыпан,
Свет увял во тлене и в огне,
В пепел и золу навек рассыпан.
И тогда поймёшь, что умер ты,
Что уже не сможешь слышать арфы,
Что на дне туманов и мечты,
Не окажешься, презренно старый.

Ты рыдал в ложбине тишины,
Ты не помнил тайны самой главной,
Сок березовый для истинно святых,
Он всегда по вкусу нежно-сладкий.
Ты уже не чувствуешь тот вкус,
Ты уже не помнишь тайны леса,
Сердце остановлено и чувств,
Больше нет – забыто вечность лета.

Мир людей, разумен и жесток,
Лунный свет незрим очам незрячим,
А любовь – божественный цветок,
Вянет на могилах слов горячих.
В день, когда ты холоден и слеп,
Стал, как все – за славой устремившись,
Ты вошёл во тьму и сирый склеп,
Душу растворил в ничто почивши.

Помнишь рыцарь, помни лишь одно,
Ту мораль, что за туманом тихим,
Сок берёзовый – он сладок как вино,
Лишь для тех, кто остаётся чистым…

Евгений Язов

07.10.2021
Зима уже близко

По серебру снегов, по холодному полю вчерашней зимы
Шли мы, не зная дороги назад.
Мы помним свет очага, но шагом натянутых струн и вины
Бежим мы, наугад, невпопад.

Поэт, охотник и плут, забывший откуда, зачем и куда он идёт,
Но верит, наивный, что холод не на века.
Степь встречает пургой и воем волков вдаль за собою ведёт
И словно огнём, хлещет осколками льда.

Ты будешь здесь,
Когда мы уйдём навсегда,
Так сохрани этот свет
… на века.
А ныне полны вина,
Кубки наших дорог,
И как золотая стрела
… весёлый наш слог.

День коронован луной, а свет не успев расцвести уходит во тьму,
И так много лет, будет в наших краях.
Под покровами снегов, будут гореть очаги и в сизом дыму
Вырастут дети в легендах о солнечных днях.

Только блики луны, и долгая ночь непрерывной и мрачной волной
В холодных объятьях будет нас усыплять.
Во льду серебряных пещер, мой друг, разожжём костры мы с тобой,
И у этих костров мы станем петь и плясать.

Ты будешь здесь,
Когда мы уйдём навсегда,
Так сохрани этот свет
… на века.
А ныне полны вина,
Кубки наших дорог,
И как золотая стрела
… весёлый наш слог.

В балладах пророча весну, мы будем охотится на ледяные ветра,
Вплетая их в песни в тихом звучании струн.
На дне своих сумрачных грёз, увидим дорогу, ведущую к миру тепла,
Проснёмся в местах, где мир невинен и юн.

И пусть говорят старики, что зима уже близко – она придёт на века,
И дети состарятся прежде, чем станет тепло.
Но мы с тобой солнечный друг, барды поющие вёсны на дне ледника,
Вернём в своих песнях весну невинной слезой.

Евгений Язов

07.10.2021
Современник XIV
Современни XIV

Дорогие друзья!

Вышла четырнадцатая книга литературного проекта «Современникъ» с участием произведений Евгения Язова. В сборнике представлена современная поэзия разной тематики: от любовной и пейзажной, до гражданской и философской. В него вошли такие стихотворения автора, как «Рыбак», «Восторгаюсь очами донны», «Я тоже жил в Аркадии», «К Кретьену де Труа», «Незнакомке с портрета времен Аркадии», «Неожиданные строки в ответ Бернарту де Вентадорну, продекламированные в розарии дворцового сада», «Кодекс дракона».

Также произведения Автора включены в Международный сборник проекта и будут участвовать в конкурсном отборе стихотворений, опубликованных «Современникомъ» в 2021 году. Лучшие работы могут быть приняты в итоговый сборник «Избранное-2021».

Главная миссия проекта «Современникъ» — подборка и публикация авторов, самостоятельно распространяющих свое творчество в сети Интернет. Среди них есть не только опытные мастера слова, но и молодые авторы, находящиеся в поисках собственного пути, стиля и формы.

Поэтические сборники проекта дают возможность и авторам, и читателям встретиться друг с другом, создавая и поддерживая современный литературный процесс.

N
Frank Cadogan Cowper.  Margaret (Alone at her Spinning Wheel), 1938

В сей зал войти и звук твоих шагов
Услышать вдоль изящной балюстрады,
Что возвышаясь благодатью того сада
Несмелости гармоний юных строф,
Где свежестью цветочной спят оградой
Канцоны вечные в устах пиитов, платой
Им — храм Амура, его светлый кров!

Нет радости иной превыше прочих:
Услышать легкие твои шаги и навсегда
Запечатлеть сей образ твой и, как вода,
Омыть ланиты: так любовь пророча,
Страстей источник пьёт красы! Всегда
Так было здесь, и созревали сны, руда
Любви ковалась здесь меж строчек!

Ты вновь взошла, и эхо меж цветов
Несло твой образ, обнажённый лаской,
Рождая неба свет, и в свете этом краски
На холст поэм лились, и между слов
Рождались тихо в мире бренном сказки!
Ах, Донна, кто мне даст о том подсказки,
Как в твоей неге обрести свой кров!

Коснусь ручьём — омою твои плечи,
Лобзая влагою росы̒ твой гибкий стан,
С сим излечусь от бед мирских, от ран
Воспряну, ибо образ нежный лечит!
О, пир любви, вспорхну я к тем пирам,
В них ангелов хорал, в тех гимнах сам
Я в горнем мире запылаю свечкой!

Евгений Язов

01.10.2021
Читать все комментарии
Благословение
Benjamin West. The Bard (1778)

Солёную слезу морского переката
Смахнуло небо шёлковым платком
Зефира юного и громовым раскатом
Утешило на Лукоморье золото̒м.

Подняло ввысь твердынею весенней
И понесло меж лёгких облаков,
Чтобы в ночи пролиться, как спасенье,
В пустынях песен и невысказанных слов.

Чтоб плачем чаек в хмуром небосводе
Призвать крылатых дев в ночные сны,
Туманом сесть на трон, святой природе
Шептать о жизни светочем весны.

Чтоб трубадур, в ночи дремотой скован,
Услышал, как поёт морской прибой.
Сей песней чтоб смущён и околдован,
Наполнил музыку волшебною строфой.

Катреном сладким проливая слёзы
Морских пучин и вторя скорби волн,
Он пропоёт ручьи в туманных грёзах
И сложит в рифму этот вечный стон.

Да будет так: из века в век он нежит
Струн золото душ наших и сердец;
Засим вовек очей своих не смежит —
На то благословил его Творец!

Евгений Язов

01.10.2021
Читать все комментарии
Голубка Монсегюра
Leopardo da Vinci. La Vergine delle rocce (1483-1486)

Разо

В году 1244, 16 марта с благословения папы Иннокентия II была взята окситанская крепость Монсегюр. Все жители крепости были заживо сожжены. Сейчас место сожжения именуется «Prat dels Cremats», или Поле Сожжённых. Перед графиней Эсклармондой де Фуа раскрылась гора Табор, в которой она сокрыла навеки Священный Грааль, а после, обернувшись голубкой, покинула бренный мир. Прибывшему через несколько дней доминиканцу отцу Ферреру оставалось только скрипеть зубами, ведь инквизиция так и не узнала тайны, бережно хранимой жителями павшей крепости.

Целует ветер горный кряж
Беспечной песней трубадура;
Она, как вечно юный страж,
Стоит твердыней Монсегюра.

Стоит твердыней Монсегюра,
В котором всё подобно сну,
Оставив фальшь, и над натурой
Вспорхнула в небо, в тишину.

Вспорхнула в небо, в тишину
Голубкой светлой, белокрылой,
Отрекшись вечности в плену,
Взамен познав источник силы.

Взамен познав источник силы,
Которой кротость есть порог,
Уснув в устах волшебной лиры,
Ласкает взгляд её тот слог.

Ласкает взгляд её тот слог,
Что Эсклармо̒нда — сон невинный,
Благословила, так в росток
Любовь вмещает дух незримый.

Любовь вмещает дух незримый:
В слезах отверженных сатир
Тропою тайной, сказкой длинной
Звучит меж струн, целует мир.

Звучит меж струн, целует мир
В ажурной вязи строк нетленных,
В преданиях, но мстит им клир,
Воспев лишь то, что лживо-бренно.

Воспев лишь то, что лживо-бренно,
Благословляя смерть, и в раж
Вошла засим жестокость, с тленом
Раскрылся зевом горный кряж.

Раскрылся зевом горный кряж —
И страх в глазах застывшей черни:
Воздвигнут был великий страж,
Сокрыт престол холодной тенью.

Сокрыт престол холодной тенью,
Над твердью песнью трубадура
Голубкой, не познавшей тленья,
Звучит молитвой Монсегюра!

Евгений Язов

01.10.2021
Читать все комментарии
Задремал
Faust’s vision (1880) - Luis Ricardo Falero

(сон о тебе)

Подобна облакам та цитадель,
Что, словно зори, сберегла молчанье моря
И в россыпь звёзд, туманам лунным вторя,
В прибой сошла, познав незримый след,
Что в ткань пророчеств ловко вплел поэт,
Приуготовив миру его долю!..

И долей сей, как маслом для петель,
Покрыл затворы врат, что к райским кущам
Ведут! Спешат в страну, и заросли всё пуще,
Чем глубже погружаешься в сады,
Влекомый светом золотой звезды,
Что светит ярче, чем туманы гуще!..

Бредёт незримою тропою менестрель,
Скользит, как шёлк, по струнам своей песни,
Ему мерещится, что в тщетном мире пресно,
Безвкусно всё! И в королевских ложах —
Лишь бренность и унынье, и не может
Поэт познать любовь! Ему здесь тесно…

Он зрит ночных туманов колыбель,
В которой тихо луны спят, и звезд мерцанье
Призывно напевает так, влечет к признанью
В любви к прекрасной донне! Ей одной
Дана такая власть, чтоб подарить покой
И с тем покоем дать познанье тайны!..

Евгений Язов

01.10.2021

Любовь Улуру

Источник: stihi.ru
ЛУ

( комментарий к картине ) Мечтать и думать надо о высоком.. Бесстыдство, срам, Содом с Гоморрой.. Почистить душу бы в Соборе.. И вымести метлой пороки Навечно далеко-далёко.. И жить в спокойствии без горя..

Читать все комментарии